lexass.spb.ru

Кир Булычев
...Хоть потоп!
цикл "Институт Экспертизы"
Почему-то Суслин оказался на симпозиуме по молекулярным основам наследственности, хотя его никто не приглашал, да и не мог пригласить, так как Суслин наследственностью не занимался.
Симпозиум проходил в академическом пансионате под Москвой. Новый шестиэтажный корпус по пояс вылезал из соснового бора, плавно сбегающего к реке. Вечером теплые желтые окна казались окнами парохода, плывущего по синему сонному морю.
В тот февраль выпало много снега, и лыжники допоздна реяли вокруг дома-корабля, пронзая высвеченные на секунду круги света от высоких фонарей или квадраты окон, рядами лежащие на снегу.
Возрастом участников симпозиум был молод, и даже солидные корифеи старались соответствовать общему его духу - теряя равновесие, скатывались с исполосованного лыжнями склона на лед реки, лепили снежки из рассыпчатого снега, танцевали до утра в зале под крышей, у сдвинутых в сторону столов для пинг-понга, уступая солидный бильярд бородатым аспирантам, цепляли на лацканы самодельные круглые значки с изображением слона на велосипеде с надписью "Ну и что?".
Заседания шли в кинозале, где над экраном висел длинный плакат: "От ложного знания к истинному незнанию!" Во всем подчеркивался современный дух дозволенного академического скепсиса, интеллигентского подшучивания над слишком серьезными проблемами и яростной преданности еще не апробированным постулатам. Улыбайтесь, утверждал слон на велосипеде, если не хотите рехнуться, взвалив на плечи ответственность за потенциальное коварство генной инженерии.
Суслин выборочно ходил на заседания, вопросами рвался к скандалам, но скандалов не получилось, потому что после первой же стычки с Траубе Суслину была отведена в этом улье сота залетного склочника, и даже дельные и колючие его реплики и вопросы принято было выслушивать с улыбчивой вежливостью и демонстративно игнорировать - не от излишнего снобизма, а от того, что они, очевидно, диктовались неумным желанием хватать клыками за штаны и беспрестанно напоминать человечеству о том, что острый и едкий ум Суслина не угас, а зубы еще крепки.
Когда Лера Данилевская из Института экспертизы, скорее милый и приятный гость, чем полноправный член этого сообщества, спросила Траубе, откуда этот Суслин, тот красиво пожал мускулистыми плечами, обтянутыми тесным свитером, и сказал:
- По-моему, он нигде сейчас не работает. Кто-то говорил мне, что он преподает биологию в техникуме. Что равнозначно пенсии.
Траубе говорил о Суслине со снисходительностью восходящей научной звезды, которая успевает сиять и в альпинистских лагерях, и на теннисном корте, не говоря уж о спонтанно родившемся комитете по организации гигантском пикника.
- Он избрал себе незавидную роль стареющего анфан террибль.
Умудрился за двадцать лет поработать во всех мыслимых и немыслимых институтах и ни из одного не ушел без скандала.
- Он талантлив?
- Ах, Лерочка, и почему прекрасных дам так тянет к неудачникам?
- Значит, все-таки талантлив.
- Я не говорил обратного, - попытался ревниво насупиться Траубе, но в ревнивцы он не годился, не его роль. - Но если талант как-то связан со служением людям, то Суслин бездарен.
В этот момент Суслин брел неподалеку с видом опозоренной девушки, которая осмелилась явиться на бал и ловит обнаженной спиной злобный шепот светских кумушек.
Суслин был настолько непривлекателен, что Лера подумала - Гарик Траубе мог бы одарить его состраданием, но не насмешкой.
- Вы злой мальчик, - сказала она.
- Не злой. Но мое сердце свободно от российской бабьей жалости. Я убежден, что его привел сюда мазохизм. Он не может не быть гонимым комплекс раннего христианина.
Суслин, словно услышав, обернулся и встретился глазами с Лерой. Лицо у него было правильное, с небольшим, прямым, острым к концу носом, маленькими светлыми глазами и узким лбом. Борода, покрывавшая щеки и неопрятным клинышком тянувшая вниз подбородок, совпадала цветом с кожей, желтоватой, но не смуглой, темнеющей вокруг глаз, точь-в-точь в цвет бровей и упавшей на лоб пряди волос.
Ударившись о зрачки Леры, его глаза тут же метнулись вбок, к столу, уставленному стаканами с вечерним кефиром, и Суслин даже сделал танцевальное движение туловищем, словно собирался повернуть, но остановился, и Лера поняла, почему: верхняя губа под усами была подчеркнута голубой кефирной полоской - он вспомнил, что положенный ему кефир он уже принял.
- Так чем же он занимается? Как ученый?
Траубе протянул ей стакан с кефиром - путешествие к столу и обратно заняло мгновение. Кефир он тянул с довольствием.
- Сахару жалеют, - сказал он. - Чем он занимается? Чайниковыми идеями. Как и положено. Ищет биоволны мозга. С таким же успехом мог изобретать вечный двигатель.
- Их нет?
- Вечное движение тоже существует. Но вряд ли удастся создать машину, которая могла бы использовать это движение для молки кофе.
Давайте мне стакан, поставлю его на место. Вы после кино пойдете на реку?
Говорят, здесь есть финские сани.
На следующий день Лера должна была уехать из пансионата. Она сдала ключ дежурной в гулком вестибюле. Пансионат казался покинутым и нежилым выступал Лесин, все были в кинозале.
Дорога до шоссе была пробита в строю одинаковых, поджарых, уверенных в себе сосен, сизые, почти весенние тени были нарисованы на снегу, под ногами уютно похрустывало - театральный пейзаж казался знакомым, виденным в детстве и добрым.
А на обочине серого, противоречащего снегу и соснам шоссе стояла прямая напряженная фигура Суслина с вызывающе поднятой рукой. К его ногам прижался толстый потертый портфель, вызвавший раздражение в аккуратном сердце Леры, потому что она представила себе, как в нем смяты, сжаты в тугой комок рубашка, зубная щетка, полотенце, журналы и, может, ночные туфли.
Суслин заметил Леру, только когда она подошла к нему и задала ненужный вопрос:
- Вы ловите машину?
- Да, ловлю, - ответил Суслин с вызовом, словно она застала его за недозволенным занятием, словно машины были дичью, сезон охоты на которую еще не открыт. - Уже пятнадцать минут.
- Ничего страшного, - сказала Лера, которой было неловко за то, что она мысленно обидела его потертый портфель. - Сейчас придет машина.
Я вам это гарантирую. Я везучая.
- Везучая? - Он повторил это серьезно, так же, как вчера, впился на мгновение ей в глаза и отбросил взгляд в сторону.
Через минуту возле них затормозил пустой автобус.
Некоторое время они молчали. Сосновый лес кончился, по обе стороны потянулись белые пустые поля.
- Если не ошибаюсь, я вас видел на этом, простите за выражение, симпозиуме.
Своим тоном Суслин высказал все, что думал о симпозиуме, но с тоном спорить трудно, и Лера согласилась:
- Да.
- Надоело?
- Нет, мне пора возвращаться в Москву. На работу.
- А мне надоело.
Он будто ждал возражений, напрашивался на спор.
- Мне надоела болтовня, все эти разговоры обо всем и ни о чем, пустая трата времени.
- А почему вы сюда приезжали?
- Я?
Почему-то вопрос его озадачил. Словно такого подвоха он от собеседницы не ждал. Он молчал до самой станции. А на перроне, пока ждали электричку, отошел от Леры и долго, тщательно изучал расписание.
Вагон был почти пуст, пушистый покой плавно тек за окнами, Суслин поставил портфель на колени и удивил Леру, сказав:
- Вы, Данилевская, спросили меня, почему я тут оказался? А вы не знаете, что я редко пропускаю симпозиумы, банкеты, защиты, юбилеи и прочие торжества, на которых в центре внимания блистают мои удачливые сверстники?
Как же он мог узнать мою фамилию? Он должен был спросить ее еще вчера...
- Вашу фамилию я подслушал случайно. Вы думаете, я завистлив?
Ему бы пошли очки, подумала Лера. Они бы придали лицу значительность. Большие очки в тяжелой оправе.
- Нет, завидую не их земной славе. Я хочу встретить среди них человека, которому бы она досталась заслуженно, и примеряю ее по себе. Каждый раз примеряю. Тоскую, скучаю, все сборища, банкеты, юбилеи до безобразия одинаковы. Порой я ловлю на себе удивленный взгляд - что нужно этому несостоявшемуся таланту, этому неудачнику среди нас, правильных и обеспеченных наградами и признанием людей? А потом, бывает, взгляд теплеет. И знаете, почему? Потому что я удачно оттеняю своим невезением его правильность.
А я смеюсь.
И он показал, как смеется. Хрипло и тонко.
- Вы, наверно, несправедливы к себе.
Что Траубе говорил о мазохизме Суслина?
- Ах, я все смеюсь, я все шучу, - сказал Суслин, оторвав тонкую руку от портфеля, и сделал ею этакое округлое движение, словно изображал какой-то водевильный персонаж. - Не принимайте меня, девушка, всерьез. Я приехал на этот достойный симпозиум в надежде, что узнаю для себя что-нибудь новое надо быть в курсе движения науки вообще.
Это отличает меня от ленивых духом и добродушных коллег. Но я быстро разочаровался...
Лера молчала, глубоко убежденная в том, что он будет говорить дальше. Ему хотелось говорить, поработать плеткой над своей плотью на глазах окружающих. К тому же Лера уже привыкла к тому, что вызывает собеседников к откровенности. Порой она изнывала от набегов подруг или их мужей, от соседей и родственников, жаждущих выплакаться у нее на груди.
- Я вам не надоел? - спросил Суслин, рассчитывая на отрицательный ответ.
- А сами вы занимаетесь биоволнами мозга? - Лера попыталась перевести разговор в иную плоскость.
- Вам уже сообщили? И с соответствующими эпитетами?
- Я сама спросила.
- Спросили? Обо мне?
Суслин задумался. Будто искал оправдания ее странному поступку.
- Вы из газеты? - догадался он наконец.
- Нет, я же говорила, что работаю в Институте экспертизы.
- Да-да, слышал, у Митрофанова. Он меня звал, но я отказался.
Свободное время мне нужнее. На этом этапе. В сущности, экспериментальный этап завершен, но теоретическое обоснование требует времени. Я чрезмерно интуитивен - решения приходят ко мне как озарения. А потом доказывай, что ты не фокусник. На моих идеях написано десятка два диссертаций и монографий, а я преподаю химию в пищевом техникуме. Я не веду себя как положено и не намерен быть как все.
На скамейке напротив уселась бабушка с сеткой, в которой поблескивала большая банка с маринованными огурцами. Бабушка обняла банку и смотрела на Суслина с осуждением, словно он был пьяным, склонным к буйству.
- Представьте себе, - продолжал Суслин, доверительно положив узкую потную ладонь на руку Лере, - что я, большой ученый, завтра умру.
Что останется от меня на этом свете?
Вопрос требовал ответа.
- Ваша работа, - осторожно сказала Лера.
- Вы уверены, что она моя? Нет, милая, она не моя. Она того, кто первый успел наложить на нее лапу. Кто первый убежал с тризны, унося в кармане ключ от сундука с драгоценностями. И все. Даже в "Вечерней Москве" не будет рамочки с мелким шрифтом "Пищевой техникум номер такой-то с прискорбием извещает"... Я же не доктор наук.
Электричка медленно ползла среди окраинных корпусов Москвы. На огороженной деревянными щитами площадке ребята играли в хоккей.
Женщина с детской коляской остановилась на откосе над железнодорожной выемкой и внимательно вглядывалась в окна поезда, словно ждала кого-то. Лера почему-то подумала, что, если она завтра умрет, кто-то другой будет ехать в этой электричке, в этом вагоне, на этой скамейке, и такие же ребята будут играть в хоккей...
- Я не совсем поняла вас...
- Сергей Семенович.
- ... Сергей Семенович. Вас и влечет к земной славе, но вы отвергаете ее. Может, опасаясь, что в ней вам откажут?
- Сегодня - да. Завтра, когда я буду готов к разговору с ними, они не посмеют мне отказать. Вопрос в том, захочу ли я принять что-нибудь из их рук.
"Они" стояли за каждой фразой Суслина, одинаково одетые, в одинаковых галстуках, поднимавшие тосты на одинаковых банкетах. Он вел с ними войну, о которой противная сторона, вернее всего, и не подозревала.
- Назовите мое мировоззрение мрачным. Я полагаю, что в основе его лежит трезвый расчет. Я не жду подарков, но и сам их никому делать не намерен. Они не имеют права воспользоваться тем, что мучило меня, рождалось в родовых схватках, но за что я не получил ни признания, ни благодарности.
- Какое отношение это имеет к науке?
- Не к науке. К личности. Вы знаете, в чем заключалась последняя просьба Левитана?
- Это художник такой, - неожиданно сообщила бабушка с огурцами.
Рельсы за окном уже размножились, заполнили пространство вплоть до стоявших в стороне пустых составов - поезд подходил к вокзалу.
- Левитан попросил брата сжечь все письма, полученные им. От женщин, от родных, от друзей, от Чехова, наконец. И брат на глазах умирающего выполнил его просьбу. Принято осуждать Левитана, биографы обижаются. А для меня он - пример.
Лера непроизвольно взглянула на бабушку. Но та только покачала головой и ничего не сказала. Тогда сказала Лера:
- Но Левитан не жег своих картин.
- Уже никто не мог на них покуситься. А вот на его личную жизнь набросились бы как гиены. Я понимаю Левитана, как самого себя. И уверяю вас, когда я умру непризнанным, а они прибегут за добычей, - добычи не будет. Ни листочка.
Лера поднялась. Поезд, дернувшись, замер у платформы.
Суслин шел по платформе рядом, молчал, как человек, натворивший глупостей на вечеринке и теперь переживающий тяжелое и стыдное похмелье. Только на стоянке такси он вдруг потребовал, чтобы Лера дала ему свой телефон.
После этого Суслин раза два звонил ей, но умудрялся попасть в неподходящее время. Первый раз дома были гости и надо было их срочно кормить. Второй раз заболел гриппом Мишка. И все-таки Лера должна была себе признаться, что она благодарна обстоятельствам, заставлявшим ее после первых же фраз вешать трубку.
Как-то, встретившись на улице с Гариком Траубе, в необязательном и коротком разговоре она почему-то спросила:
- А как там ваш Суслин поживает? Открыл свои биоволны?
- Если и открыл, то таит от окружающих, - сказал Траубе. Он нес в руке связанные шнурками австрийские горнолыжные ботинки. В первую же минуту успел сообщить профану Лере, сколько они стоят и как невероятно трудно их было достать. Суслин был для него ненужным отвлечением, а Лера субъектом, которого можно было приобщить к поклонению ботинкам.
- Я ехала с Суслиным в Москву с симпозиума, он делился со мной своими черными мыслями.
- Нечем делиться, - сказал Траубе уверенно. Он был так весел и доволен собой, что Лере стало вдруг стыдно, словно она легкомысленно выдала доверенную ей Суслиным тайну.
И еще пожалела, что не взяла у Суслина телефона, не сможет его найти, ведь у нее - тысячи приятелей и несколько друзей, у Траубе - полмира в приятелях, а Суслин приходит в свой пустой дом (почему-то она решила, что он живет один) к несуществующим биоволнам совсем один.
Весь вечер она вспоминала, какой номер у пищевого техникума, в котором он читает химию, и запоздало расстраивалась от того, что на вокзале села в такси, не пригласив его с собой, ведь, может, у него не было денег.
С утра, обзвонив все пищевые техникумы, она нашла нужный и узнала, что Суслин там больше не работает, два месяца как уволился. Лера дала себе слово, что обязательно разыщет Суслина через Академию наук, и это обещание успокоило ее. Благополучно занявшись делами, она на следующий же день забыла о его существовании.
Суслин сам позвонил через неделю. Разумеется, снова дома были гости, но Лера, облегченно обрадовавшись звонку, унесла телефон на кухню, сказала, что разыскивала его.
- Зачем звонили? - спросил Суслин настороженно, и за звуком голоса, вовсе не оттаявшим от ее признания, она сразу представила себе укол маленьких острых глаз и рыжеватую тусклую бородку.
- Вы куда-то исчезли, - сказала Лера. - А я вдруг испугалась.
- Чего?
- Я в самом деле рада, что вы позвонили мне.
- А когда вы обо мне подумали?
Этого человека не размягчишь нежностью.
- Неделю назад.
- Поздно, - сказал Суслин разочарованно. - Не сходится.
- Что не сходится?
- Неделю назад со мной ничего не случилось.
- А когда случилось?
- Больше месяца назад. Месяц и три дня.
- Так что же?
- У меня был инфаркт, - сказал Суслин. - Самый настоящий. Очень обширный. Я вас не обманываю.
- Какой ужас! Но теперь вы поправляетесь?
- Как видите. Мне уже можно вставать. Здесь, должен вам сказать, варварский метод обращения с сердечниками. Нас заставляют вставать и ходить чуть ли не на второй день после инфаркта. Очень велик риск повторного приступа. Вы меня понимаете?
И тут он недоволен, подумала Лера. И спросила:
- Вас можно навестить?
- Разумеется. Кстати, обязательно принесите мне двухкопеечных монет.
Здесь автомат стоит на лестничной площадке и ни у кого нет двухкопеечных монет.
Когда Лера пришла в больницу, Суслин в синем тренировочном костюме сидел в холле четвертого этажа, смотрел телевизор, и на его физиономии было написано крайнее презрение к тому, что происходит на экране. На экране шел футбольный матч.
Борода у Суслина отросла и из клинышка превратилась в малярную кисть. В остальном он не изменился.
Они сели на диван у окна, Лера начала вытаскивать из сумки апельсины и парниковые огурцы, а Суслин после первых неуверенных попыток запихнуть ее дары обратно в сумку передумал, принял и отнес в палату, а когда вернулся, обнаружилось, что говорить им не о чем, словно оба выполнили ритуальное действо, после которого положено еще некоторое время пребывать в обществе друг друга, ожидая момента, когда можно откланяться и с облегчением расстаться.
Вместо повести о своей болезни Суслин вдруг сказал:
- Вы не представляете, как много для меня значит ваш визит.
- Ну что вы...
Лера осеклась, чтобы не сказать: "На моем месте так поступил бы каждый".
- Честное слово...
Лера вдруг поняла, что он близок к слезам, что у него дрожат губы и он замолчал потому, что боится, как бы голос его не выдал.
Лера сказала:
- Ну вот, совсем забыла. Я же вам последний номер "Иностранной литературы" принесла.
Она закопалась в сумке, чтобы не смотреть на него, но он уже овладел своим голосом и продолжал:
- Потом, потом. Я хотел вам сказать, что уже первая наша встреча произвела на меня большое впечатление. Это отношение искреннего участия, которое... Простите, я сегодня весь день репетировал эту речь и получалось очень складно.
Он робко улыбнулся, и Лера поняла, что не видела ни разу его улыбки, его лицо не было для этого приспособлено, и мышцы щек двигались неуверенно, словно он был актером, который так давно не играл роль, что теперь мучается, вспоминая.
- Мы говорили о том, что после меня ничего не должно остаться, помните?
- Да.
- А я ведь чуть не умер. И много размышлял потом.
Вот это было главное, что он хотел ей сказать.
Лере хотелось бы найти какие-то правильные, точные, нужные ему сейчас слова. И от того, что она не знала, какие слова правильные, возникал страх все испортить, и она молчала.
- А ведь вы не все знаете, - сказал Суслин. Он снова улыбался, теперь куда уверенней. - И воспринимаете мою речь в плане абсолютной абстракции.
Лера послушно кивнула.
- Так знайте же - я не только нашел биоволны мозга, но и научился их улавливать. Уже есть приемник биоволн.
Биоволн не существует, уверял Траубе, который все знает. Это все равно, что построить вечный двигатель.
- Калерия Петровна, - продолжал Суслин, не смущаясь отсутствием энтузиазма, - вы мне не верите? Мне никто не верил, куда более знающие люди, чем вы. Я выйду отсюда и все вам покажу. Вы знаете, что я ушел из техникума, потому что пришло время для последнего наступления. Я почти написал статью, короткую, три страницы на машинке. Этого достаточно.
- И земная слава?
- Ах, как вы злопамятны! Черт с ней, с земной славой! Хотя я от нее не намерен отказываться. Знаете, куда я пойду первым делом? К академику Чхеидзе. Три года он терпел мою лабораторию. А ведь я сам от него ушел. Озлился и ушел. Я приду к нему и скажу: по справедливости вы должны стать моим соавтором.
Гадкий утенок. И почему она никак не может разглядеть в нем лебедя?
- А ваш приемник? - спросила она. - Вы его покажете Чхеидзе?
- Я его покажу вам. Вы будете первая, кто его увидит в работе. И тогда вы мне поверите.
Когда Суслин провожал Леру к лестничной площадке, шагая с преувеличенной осторожностью сердечника, он остановился у телефона-автомата и строго спросил:
- Вы двухкопеечные монеты принесли? Мне их много надо. Штук пять.
Лера высыпала ему на ладонь кучку монеток, и он быстро сжал пальцы, словно поймал муху.
Лера попрощалась с ним. Не выпуская монет, он протянул ей кулачок.
- Погодите, вы же главного не знаете, - сказал он вдруг. - Мой приемник работает. Всегда работает. И пока я был здесь, он тоже работал. Это очень смешно. И он настроен на биоволны моего мозга. Их можно определять, как отпечатки пальцев. Вы придете, когда меня будут выписывать?
- Обязательно.
- Это самое главное. Важно, чтобы я на обратном пути не попал под машину. Понимаете?
- Нет.
Суслин вдруг подмигнул ей.
- Неужели не поняли? Мой приемник соединен с металлическим ящиком, в котором хранятся все мои работы, все расчеты - все. Если мой мозг прекращает посылать биоволны, включается цепь, это элементарно, и в ящике все сгорает. Я бы умер, и не осталось бы ни строчки. А впрочем, никто бы не стал их искать. Только об этом никому ни слова.
Я вам доверяю.
И он почти игриво погрозил ей пальцем.
Ну и дурак, бормотала про себя Лера, спускаясь по лестнице, ну и дурак. Господи, какой он весь изломанный!
- Девушка! - остановил ее гулкий бас.
- Вы меня?
Ее догонял объемистый врач с черным каракулем волос вокруг блестящей лысины.
- Это вы навещали Суслина?
- Да, - сказала Лера.
- Где же вы раньше были?
- Я только два дня назад узнала, что он здесь.
Лера чувствовала себя смертельно виноватой.
Врач схватил ее за руку.
- Поймите меня правильно, - ворковал он, не без удовольствия разминая в руках пальцы Леры. - Суслин - моя гордость. Восемь минут клинической смерти.
- А он мне ничего не сказал...
- Он и сам этого не знает. При его нервном состоянии, бесчисленных комплексах и маниях... я бы никогда не осмелился. Когда-нибудь потом, когда он будет вне опасности, мы порадуемся вместе. Восемь минут - и никаких последствий.
Этот разговор тут же вылетел из памяти. Впрочем, этому было вполне прозаическое объяснение. Лерин взгляд упал на настенные круглые часы. А часы показывали половину восьмого. Дома голодные Олег и Мишка, которые не представляют, куда девалась их жена и мать. А ведь она должна еще купить чего-нибудь на ужин.
Навестить Суслина Лера не собралась, но обещание встретить при выписке выполнила. Даже успела купить букет сирени, чем привела Суслина в полную растерянность, потому что он совершенно не представлял, что положено делать с букетом, некоторое время держал его как веник, словно намеревался подмести им вестибюль больницы, потом вернул его Лере и успокоился. Он был явно взволнован, и в этом не было ничего удивительного.
В такси он спросил:
- А вы знаете, не исключено, что я побывал на том свете.
Он уколол Леру настороженным взглядом.
Какая я дура! Гулкий бас доктора зазвучал в ушах. Ведь Суслин был восемь минут мертв. И если железный ящик не плод его тщеславного воображения - все сгорело! А сейчас он увидит, и в его состоянии...
Ну что делать? Везти его обратно в больницу?
- Ничего страшного, - услышала Лера свой собственный жизнерадостный голос. - Вы же живы. Восстановить куда проще, чем изобретать вновь...
- Вы же ничего не понимаете!
У двери он сунул ей в руку ключ, сказав:
- Мне вредно волноваться.
Дверь отворилась. Не раздеваясь, он бросился в единственную комнату, помесь неустроенного холостяцкого логова и лаборатории, опрокинул стул, откинул локтями руки Леры, старавшейся его удержать или поддержать, и ринулся к приборам, громоздившимся на длинном, во всю стену, столе. Он долго возился с задвижками и запорами черного ящика, из которого, подобно разноцветным червякам, лезли во все стороны провода. Время ощутимо замедлило ход, и Лере казалось, что он уже никогда не сможет этот ящик открыть - и лучше бы, чтобы не смог, потому что она понимала, что, если Суслин - не сумасшедший, в ящике ничего нет.
Тонкие пальцы Суслина замерли над ящиком. Они дрожали. Суслин обернулся к Лере и сказал тихо:
- Может, вы, а?
И тут же поморщился, охваченный негодованием к собственной слабости, и рванул крышку.
Лере не было видно, что там, внутри. Она шагнула, чтобы заглянуть Суслину через плечо, но он уже запустил обе руки в ящик и, вытащив пригоршню черного пепла, с каким-то мрачным торжеством обернулся к ней.
- Ну вот, - сказал он, протягивая вперед руки и держа пепел бережно, словно птенца. - Вы же видите!
- Может, что-нибудь осталось? - сказала Лера.
- Осталось! Температура восемьсот градусов! Осталось... Ничего не осталось. И не могло остаться. Вы вот не знаете, а я почти восемь минут был на том свете. Меня реаниматоры зачем-то вытащили, до сих пор гордятся, а скрывают, берегут мои нервы. Мне санитарка рассказала. Что же, вы полагаете, восьми минут было мало, чтобы принять сигнал?
- Так вы знали?
Лера открыла сумочку. Куда же она сунула валидол? Ведь специально клала валидол...
- Иначе бы не просил вас со мной поехать. Обошелся бы. Знал и трясся.
- Успокойтесь, - сказала Лера. Вот он, этот проклятый валидол.
Теперь надо заставить его принять таблетку. - Мы все восстановим.
- Восстановим, восстановим... Разве в этом суть? Чем, вы думаете, я занимался последние две недели в больнице?
Он метнулся к своей сумке, рванул "молнию" так, что она чуть не вылетела из швов, пепел кружил по всей комнате, словно после большого пожара. Лера сказала, протягивая ему таблетку:
- Вот валидол, обязательно надо...
- Спасибо, - сказал он, роясь в сумке, повернул к ней голову, приоткрыл рот, чтобы она положила туда таблетку. - Вот!
В его руке трепетала пачка исписанных листков.
- Разумеется, многое можно восстановить. И восстановлено.
- Вы не грызите таблетку, пускай лежит под языком.
- Не учите. Я же сердечник.
- Я буду вам помогать, если надо...
- Нет, она ни черта не поняла! - Суслин смотрел на Леру с искренним изумлением. - Ни черта!
- Успокойтесь, Сергей Семенович...
- Ведь установка сработала! Понимаете, сработала. Она приняла волны за пять километров! Вы представляете, какая физиономия будет у вашего любимого Траубе, когда он узнает, что я принимаю за пять километров!


 

Добряк (Обозримое будущее)

«Суть установки заключается в возможности прослеживать возрастные изменения как в прошлое, так и в будущее. Допустим, перед нами фотография старика, снятая где то в Сибири в восьмидесятых годах прошлого века. Есть предположение, что это фотография известного писателя, поздних портретов которого не сохранилось. Так вот, есть ли возможность убедиться в том, что перед нами именно этот писатель?
Наша установка, проанализировав фотографию, синтезирует затем образ этого человека, каким он был двадцать лет назад. Затем нам достаточно сравнить его с известными портретами писателя, чтобы убедиться, не ошиблись ли мы в своих предположениях… Сложнее заглянуть в будущее. Казалось бы, принцип здесь тот же самый, однако если прошлое человека существует объективно, то будущее проблематично. Над решением этой задачи и работает сейчас наша лаборатория…»
— Нет, — сказала Лера и отложила перо. — Керам из меня не выйдет.
— Кто не выйдет? — спросил Саня Добряк, который, пользуясь затишьем, расчесывал свои буйные, до плеч, кудри, видно, стараясь достичь сходства с неизвестной Лере эстрадной звездой.
— Ке рам.
— Естественно, — согласился Саня. — Керам — мужик, а вы, Калерия Петровна, прекрасная и еще сравнительно нестарая женщина.
— Спасибо. Ты хоть знаешь, кто такой Керам?
— Физик, — ни на секунду не усомнился Саня.
— Правильно. Популяризатор археологии. Тебе не попадалась книга «Боги, гробницы, ученые»? А жаль.
— Обязательно прочту, — сказал Саня и открыл свою большую записную книжку, в которую заносил телефоны знакомых девушек и мудрые мысли, которые ему довелось услышать. Какая то часть этих мыслей была высказана Лерой. Саня Добряк полагал, что Лере лестно, когда ее слова фиксируют подчиненные.
— Ниночка, — попросила Лера лаборантку, — прочти галиматью, которую я написала. Меня просили сделать статью о нашей работе для журнала, а у меня буквально перо валится из рук от литературной бездарности.
— Кстати, Эйнштейн — слышали о таком? — сказал Саня Добряк, — не написал в жизни ни одного романа. И ничего. Прожил. А ведь даже Эйнштейн не смог бы вычислить из того лупоглазого младенца Льва Толстого, как мы с вами вчера сделали.
Ниночка читала недописанную статью, подчеркивая карандашом слабые места. Ниночка была отличницей во всем, этакая профессиональная отличница, и фамилия у нее была невероятная: Успевающая. Ниночка Успевающая.
— Если ты сегодня куда нибудь спешишь, можешь идти, — сказала Лера Сане.
— Вас мучает совесть, что вы держали меня вчера до восьми вечера? Но я же не обижаюсь. Я согласен на жертвы. Ведь они ради Науки с большой буквы. Я правильно вас цитирую?
— Ты цитируешь не меня, а директора института и отлично знаешь об этом.
— Вообще то правильно написано, — сказала Ниночка. — Но совершенно нет тайны. И нужны примеры.
— А что ты предлагаешь?
— Тут обязательно должна быть завязка. Допустим, к нам приносят миниатюру, и никто не знает, кто это такой. Только один старик коллекционер говорит, что это — Лев Толстой в детстве. Ну и так далее…
— Ясно, — сказала Лера. — Придется тебе, Ниночка, все это и написать, потому что я бездарна, а они уже взяли с меня клятву, что статья будет сдана в четверг. Ты чего не уходишь, Саня? Обычно тебя не удержишь.
— Думаю, — сказал Добряк.
Ниночка фыркнула.
— Могу же я иногда думать?
— Нет, Калерия Петровна, мне не справиться, — сказала Ниночка. — Это ответственная работа. Одно дело — читать, а другое — рассказать, как мы это делаем.
— Ты мне в среду принесешь, что у тебя получится, мы вместе сядем и подумаем. Может, тебя шокирует, что ты, настоящий ученый, будешь печататься в популярном журнале?
— Если вы считаете нужным…
— Тогда иди.
Лера принялась за отчет и так увлеклась, что не заметила, как прошло полчаса. Саня все торчал в лаборатории.
— Никакого сравнения, — сказала Лера, закончив абзац. — Отчет писать легче.
— Практика, — ответил Саня.
— Так над чем ты изволишь мыслить?
— Калерия Петровна, поймите меня правильно, — сказал Саня. — Я не о себе пекусь, а о науке.
— Ты всегда печешься о науке. Даже когда уносишь пол литра спирта на день рождения к двоюродному брату.
— Но это же было полгода назад! Нельзя быть такой злопамятной.
— Можно и нужно. Продолжай.
— Наверное, мы сами еще не знаем всех возможностей установки.
— Конечно, не знаем.
— Вот вы обратили внимание, что наши девчата меня держат за первого человека в институте?
— Я думала, что из за твоих бесценных мужских качеств.
— Не только. Они догадались, чего вы не догадались.
— Открывай тайну.
— Они мне свои фотографии подсовывают. С тех пор, как установка пошла, и вы доклад на ученом совете сделали, они только и подсовывают свои фотографии.
— Так почему же?
Лера уже догадалась, в чем дело, но лучше пускай Добряк расскажет об этом своими словами.
— Они хотят знать… — Добряк сделал драматическую паузу, и тут Лера не выдержала и разрушила все одним ударом:
— Какими они будут через десять лет.
— Нет, — сказал Добряк, — через пять. На десять у них смелости не хватает. Вдруг растолстеют?
— Ну и ты сдался?
— Ни в коем случае. Вернее, пока еще не сдался.
— Ясно, недостаточно соблазнили.
— Еще проще, Калерия Петровна. Ведь установку включишь, она столько энергии забирает, что весь институт об этом знает — заработала, голубушка. Без вас дежурный электрик примчится, а при вас — тем более нельзя.
— Так ты предлагаешь теперь, чтобы мы с тобой открыли совместное ателье по прогнозированию прелестей наших девушек?
— Нужны они мне! Я просто хотел проиллюстрировать, как моя идея развивалась.
— Тогда продолжай. Только кратко. Я еще отчет не дописала, а у меня дома мужчины некормленые сидят.
— Ничего, им не впервой. Я подумал: а вдруг наша машина и другое сможет?
— Так не томи же!
— Человек жил жил и умер. Допустим, от старости или от болезни. А мы не знаем, в каком году это случилось. А знать нужно. Допускаете такой вариант?
— Допускаю.
— Ну ладно, с Пушкиным может и не получиться, он нечаянно умер. А если кто своей смертью? Вдруг наша установка может это указать?
— Как ты себе это представляешь?
— Ведь не до бесконечности человек стареет. Покажем его столетним, а потом она должна вам сказать: шабаш — дальше ничего не было. Не дура же она.
Есть у Сани Добряка хорошая черта — относиться к приборам и установкам, как к живым существам.
— А зачем? Показать, каким был бы Пушкин в восемьдесят лет? К науке это не имеет никакого отношения.
— А вдруг машина покажет Толстого в восемьдесят и ни шагу дальше, так как после восьмидесяти ему быть не положено?
— Слушай, Саня, отстань ты от меня. И поменьше читай фантастики.
Богом тебя молю. Иди домой и дай мне дописать отчет. Этого за меня Ниночка не сделает.
— А может, попробуем разок?
— И не проси. Электричество денег стоит. Кроме того, я все материалы сегодня сдала в отдел к Любимову.
— И даже плохонького портретика нету?
— Нету.
— А если бы был?
— Нету же.
— А если я собой пожертвую? Это же пять минут машинного времени.
Добряк вытащил из бумажника свою фотографию. Уже сделана в размере 6х4 и отглянцована. Все как полагается. Только загоняй в машину.
— Когда успел, негодяй? — изумилась Лера.
— Я сегодня еще днем нашего фотографа упросил. Сказал, что надо для опытов.
— Ты всерьез собираешься свою смерть предсказать?
— А что? Не исключено, что я проживу сто лет, и даже интересно поглядеть, каков я буду в старости, окруженный внуками и правнуками.
— Истинный сумасшедший дом! — воскликнула Лера. — Мистика в моей лаборатории. Таких людей в нормальном научном учреждении держать нельзя.
— А кто знает? Вы здесь. Я здесь. Больше никого. Пять минут машинного времени. Вчера же я работал до восьми и хоть бы что!
— Нет.
— Даже самая дикая гипотеза имеет право на существование. Можем ли мы… — дальше Саня уже читал по своей книжечке. — Можем ли мы предугадать возможности разбуженных нами сил природы? Любимов.
Выступление на институтской конференции третьего октября прошлого года.
— Только пять минут, — засмеялась Лера. — И чтобы следующая смелая гипотеза появилась у тебя не раньше, чем через год.
— Не обещаю.
И Саня принялся готовить установку к работе.
Минут через десять, когда Лара вновь углубилась в свой отчет и благополучно забыла о существовании Добряка, она услышала голос:
— А разве вам не интересно поглядеть?
— Погоди. — Лера подошла к установке и проверила, все ли в порядке.
Все было в порядке. Может, лучше, если Саня кипит, чем угасает от умственного безделья?
— Сколько мне лет? — спросил Добряк. И ответил себе: — Двадцать два.
— Я всегда удивляюсь тому, что ты такой старый, — сказала Лера. — Больше шестнадцати не дашь.
Установка зажужжала, разогреваясь, словно в комнате поселился супер шмель.
Серьезная физиономия Сани смотрела с экрана на Леру. Каких трудов ему стоило не улыбаться перед камерой! Только мысль о надвигающемся открытии смогла заставить его убрать с лица вечную улыбку.
— А если получится, — сказал вдруг Саня, — это можно будет назвать эффектом Добряка?
— Эффектом Дурака, — проворчала Лера, понимая, впрочем, что создала не лучший каламбур. — Ты не боишься узнать, что умрешь через два года от хронической глупости?
Она уже жалела, что согласилась на эту великовозрастную шалость, словно, наслушавшись сказок про ведьм, пошла на кладбище поглядеть, как они летают на метлах.
— Я боюсь, честно скажу, боюсь. Но, что характерно, наука главнее.
Рядком загорелись зеленые огоньки. Можно начинать.
Саня медленно повел рычажок вправо, по оси времени.
Его портрет расплылся по экрану, задрожал и исчез.
— Ну вот, — сказала Лера. — Сломал машину. Этого еще не хватало.
— Все в порядке. Работает. Только не хочет со мной дела иметь.
Давайте еще раз пройдем, медленнее. Портрет Сани вновь возник на экране.
— Медленно, — приговаривал он, — медленно. Еще медленней. — Портрет задрожал и исчез.
— И нет меня, — сказал Добряк растерянно. — Нет, как не было.
— Этого быть не может.
— Да? Сами попробуйте. Машина в порядке. Фотография в порядке, а меня нету.
Лера сама подошла к установке. Портрет все равно исчезал.
— Какое у нас минимальное деление? — подумала она вслух.
— Месяц, — сказал Добряк.
Она шевельнула рычажком чуть чуть, на волосок. На месяц или меньше.
И портрет исчез.
— Ничего не понимаю, — сказала Лера. — Ну ладно, завтра разберемся.
— Но установка работает! — сказал Добряк жалобным голосом.
— Работает, работает. Но шалит. Не терпит над собой издевательства.
— Или другой вариант, — сказал Добряк.
— Какой?
— Что я прав.
— Ты хочешь сказать, что умрешь меньше чем через месяц?
— Да.
— А ну ка, — сказала Лера, которой надоело шутить. — Прогуляйся назад.
— В прошлое?
— Конечно! И ты увидишь, что тебя не было месяц назад. А виноват во всем фотограф Валя.
Добряк с облегчением бросился к пульту. Этот вариант его устраивал.
Через несколько минут они уже лицезрели медленное превращение Добряка в юношу, подростка и мальчика.
Прошлое установка показывала нормально.
Добряк, мрачный, как туча, не мешал Лере вырубить ток.
— Иди домой, — сказала Лера.
— Сейчас. — Добряк выдвинул верхний ящик своего стола. — Сколько всего неразобранного, лишнего. Никогда не успеваешь привести в порядок личные дела. Как говорит поэт Симонов: «Как будто есть последние дела…»
— Иди иди, — сказала Лера, садясь за стол.
— Я все таки попрощаться хотел, — сказал Саня. — Вы всегда были добры ко мне, Калерия Петровна. И если нам не удастся увидеться…
— Если ты сейчас не уйдешь, то в самом деле больше со мной не увидишься. Завтра же пишу заявление в отдел кадров, что больше с тобой работать невозможно. Пускай увольняют.
— Разумеется, — согласился Добряк. — Может быть, вы даже успеете все это сделать. И я умру безработным.
Лера с облегчением вздохнула, когда дверь за Добряком закрылась.
Надо же быть таким суеверным. Типичная фетишизация техники. Машины загадочны, каждая — черный ящик. Вот мы и переносим на них человеческие качества.
На следующий день Добряк на работу не вышел.
— У него телефон есть? — спросила Лера Ниночку.
— Нет, — сказала та. — Он недавно в Чертаново переехал.
— Он с мамой живет?
— Да.
— Мог бы и позвонить, что не придет, мне он сегодня позарез нужен.
О портретной эпопее она начисто забыла.
Не пришел Добряк и на следующий день.
Под конец дня в лабораторию влетела какая то пташка лет восемнадцати в белом халатике.
— Саня здесь? — спросила пташка.
— Его сегодня нет.
— Ах, как жалко! — Пташка совсем не оробела при виде Леры. Никто не робел при виде Леры. — А он мне так нужен.
— Мне тоже, — буркнула Лера.
— Я ему фотографию принесла, — сказала пташка. — Он обещал мне ее в машину запустить, чтобы показать, какой я буду в двадцать пять лет.
— Машина — не игрушка, — сказала Лера. Ничего лучше придумать не смогла.
— Ах, как жалко! — повторила пташка. — А я фотографию сделала шесть на четыре. Он так велел.
И тут Лере пришла в голову дикая мысль. Ведь могут же люди убедить себя черт знает в чем. Она где то читала, что в Африке колдуны могут приговорить человека к смерти и тот вскорости помирает от страха.
Разумеется, ничего подобного не может случиться в Москве в конце XX века…
Лера вскочила и схватила со стола сумочку.
— Ниночка, — сказала она, — я уйду пораньше.
— Вы же хотели со мной статью просмотреть.
— Завтра, Нина, завтра.
— Если кто будет звонить, что сказать?
— Скажи, что меня в президиум вызвали.
Лера могла бы спросить адрес Сани у Ниночки, но делать этого не стала — с чего бы вдруг ей бросаться домой к лаборанту? Можно же кого нибудь послать, если так приспичило. Взяла адрес в отделе кадров.
Такси поймала почти сразу. Нет, все таки идиот, полный идиот. А почему установка в полном порядке? Весь день сегодня гоняли — хоть бы что.
Дверь открыла маленькая заморенная женщина со строгими глазами и вьющимися, как у Сани, каштановыми волосами.
— Простите, здесь живет Александр Добряк?
— Что еще? — воскликнула женщина. — Что еще случилось?
— Ничего. — Лера старалась унять дрожь сердца. — Он дома?
— Сани нет.
Голос женщины был трагичен.
— Как так нет?..
Нужно было куда нибудь сесть, не падать же в обморок на лестнице…
Но женщина стояла, загораживая дверь, и не собиралась впускать Леру в квартиру.
Лера попыталась сглотнуть комок в горле.
— Как это случилось? — спросила она.
— Он позавчера пришел с работы… — начала женщина, — и тут снизу послышалось сдавленное:
— Ах!
Лера быстро обернулась.
Саня, вернее, некто, одетый, как Саня, и ростом схожий с Саней, пытался, прикрывая руками лицо, извернуться и скрыться с глаз.
— Добряк! — воскликнула Лера. — Иди сюда.
Нет, это был не Добряк. Это было жалкое подобие Добряка. Потому что все краски тела, вся его мощь сконцентрировалась в малиновой, раздувшейся впятеро щеке. Глаз закрылся, рот был перекошен в односторонней ухмылке. Это был фантастический, невероятный флюс.
— Я от врача, — прошепелявил Саня. — Они его вырвали. Завтра пройдет. Честное слово, пройдет. Я думал, обойдется…
— Почему ты не попросил мать позвонить на работу?
— Я только что звонил. По дороге от врача позвонил. Ну буквально десять минут назад.
— А вчера?
— Вчера я думал…
— Добряк, — сказала Лера, — от флюса не умирают.
— Как сказать, — прошипел Саня. — В истории зафиксированы такие случаи.
— Ты думал, что обречен?
— Да. И не было смысла звонить на работу, чтобы приглашать друзей на предстоящие похороны… — Он постарался улыбнуться, но, видно, тут ему стало больно, и крупная слеза потекла по малиновой щеке. Женщина в дверях тоже заплакала.
— Постой ка, — сказала тут Лера. — У тебя когда зуб заболел?
— Позавчера утром. Только не очень сильно.
— И ты фотографировался уже с флюсом?
— Ну, это был флюсенок, вы даже не заметили.
— Но ведь установка заметила! Представляешь, что ты наделал? Каково было ей высчитывать твое будущее, если она знала, что уже через день ты на человека не будешь похож. Это же наше счастье, что она от такого усилия не взорвалась.
— Правильно, — согласился Саня, пропуская Леру в прихожую. — Ведь таких людей не бывает.