lexass.spb.ru

НЕВЕРОЯТНЫЙ МИР

Тускло-красная планета увеличивалась в небе с ужасающей бы-
стротой. Ракета падала на нее. Хвостовые дюзы изрыгали пламя,
чтобы замедлить падение. Пронзительный вопль рассекаемого воз-
духа оглушал двух человек внутри ракеты.
Молодой Бретт Лестер ощутил тошноту, налегая на спутавшиеся
ремни стабилизатора. Он сделал над собой усилие и попытался
поглядеть вниз, на поверхность Марса. Он увидел плоскую крас-
ную равнину с расплывчатым черным пятном на севере. Хоскинс,
занимавший кресло пилота, яростно боролся, чтобы удержать ра-
кету от вращения. Его широкое, умное лицо превратилось в нап-
ряженную маску, а короткие пальцы бегали по рычагам управле-
ния. А потом был последний взрыв, потрясший мозги Лестера, -
резкий, оглушительный толчок, потом оцепенелое молчание...
Они были на Марсе.
Лестер понял это, и его охватил ужас.
Впервые люди покинули Землю и очутились на другой планете.
Он старался подобрать слова, достойные этого исторического мо-
мента. Но первым заговорил Хоскинс. Старший инженер осторожно
ощупывал ногу, и на лице его отразилось облегчение.
- Кажется, мой нарыв сейчас прорвался, - сказал он.
Лестер был ошарашен и возмущен.
- Ваш нарыв! - воскликнул он. - Вот мы здесь первые из лю-
дей на Марсе, а о чем вы заговорили прежде всего? О своем на-
рыве!
Хоскинс взглянул на него и проворчал:
- Этот нарыв мучил меня всю неделю. Попробуйте посидеть на
нарыве, а потом скажите, как вам это понравится...
- Хорошо, хорошо, забудем об этом! - вскричал Лестер. - Мы
на Марсе, человече! Доходит ли это до вашего тупого, лишенного
воображения мозга?
Хоскинс выглянул из окна. Сквозь толстые кварцевые стекла
была видна только пустыня ползучего красного песка, странству-
ющих дюн и гребней.
- Дф, мы сделали это, - сказал Хоскинс равнодушно. - И если
мы вернемся благополучно, это даст кое-что для науки о звез-
доплавании.
- Вы только об этом и думаете? - спросил Лестер. - Ведь
здесь перед нами целый неизвестный мир...
Хоскинс пожал своими широкими плечами.
- Он не неизвестен. Мы знаем от астрономов, на что должен
быть похожим Марс: пустынная планета, где очень мало кислоро-
да, совсем нет воды и собачий холод.
- Но мы не знаем, какие живые существа можно встретить
здесь! - вскричал Лестер с юношеским энтузиазмом.
Хоскинс усмехнулся:
- Вы, долдно быть, начитались этих диких псевдонаучных ис-
торий, какие сейчас выходят по сотне в неделю, об этих красных
жукоглазых марсианах, об ужасных чудищах и так далее?
Лестер покраснел:
- Ну да, я, конечно, прочел кучу историй... Собственно го-
воря, это и заставило меня заинтересоваться ракетной механи-
кой.
Старший инженер фыркнул.
- Ну ладно, можете забыть о своих глазастых марсианах и обо
всем прочем. Вы знаете, что в этом мире слишком холодно, а ат-
мосферы слишком мало, чтобы поддерживать жизнь живых существ.
- Знаю, - согласился Лестер. - Но я, можно сказать, надеял-
ся, что можно будет найти...
- Забудьте, - посоветовал Хоскинс. - Здесь нет ничего, кро-
ме, может быть, каких-нибудь лишайников.
- Но нельзя ли нам выйти? - горячо спросил Лестер. - Я бы
хотел посмотреть...
Старший опять пожал плечами:
- Хорошо. Нам понадобятся фетровые костюмы и кислородные
маски, вы это знаете. А сначала я сделаю пробу воздуха.
Он завозился с приборами. Юный Лестер продолжал жадно вгля-
дываться в пурпурную пустыню, видневшуюся вокруг. Она, по
крайней мере, выглядела в точности так, как он и ожидал: мрач-
ная равнина красного песка, чем-то схожего с земным, кроме
цвета. Крутящиеся песчаные смерчи вставали там и здесь, а с
неба разливался медный свет уменьшившегося солнца. Он обернул-
ся, услышав удивленное восклицание Хоскинса:
- Не могу понять! Прибор показывает, что воздух здесь почти
такой же плотный, теплый и насыщенный кислородом, как и на
Земле!
Даже Лестер знал, что это невозможно.
- Вы ошиблись! Дайте я попробую.
Он получил те же результаты. Воздух снаружи, как говорил
прибор, был лишь немногим прохладнее земного и содержал столь-
ко же кислорода.
- С ума сойти! - воскликнул Хоскинс. - Здешние условия,
должно быть, сбили прибор с толку. Это невозможно...
- Откроем дверь и посмотрим, - предложил Лестер.
Они попробовали чуточку приоткрыть дверь, готовясь снова
захлопнуть ее, если воздух снаружи окажется непригодным для
дыхания... Они были изумлены: прибор не солгал. Проникший в
каюту воздух был теплым и показался им совершенно похожим на
земной.
Они широко открыли дверь и вышли из ракеты на красный пе-
сок... Казалось, стоял погожий октябрьский день. Ласково све-
тило медное солнце, а ветерок был прохладным и свежим.
- Святители! Значит, астрономы ошиблись! - воскликнул Хос-
кинс. - Но все равно, это невозможно. Как может такая малень-
кая планета, как Марс, сохранить свою атмосферу, и как эта ат-
мосфера может быть такой теплой?
Сделав несколько пробных шагов, они почувствовали, что шаги
их стали странно плывущими и что двигаться они могут сравни-
тельно легко. Но теплота и кислород продолжали оставаться за-
гадкой.
- Клянусь, все это выше моих сил! - пробормотал Хоскинс. -
По всем законам астрономии и физики, Марс должен быть совер-
шенно не таким...
Глаза у Лестера заблестели:
- Если здесь тепло и есть воздух и вода, то могут найтись,
в конце концов, и живые существа!
Хоскинс фыркнул:
- Ваши жукоглазые марсиане из рассказов? Я думал, вы уже
забыли об этих глупостях.
- А я все-таки надеюсь, что здесь должна быть какая-то
жизнь, - настаивал Лестер. - Когда мы садились, я видел на се-
вере большое черное пятно. Что бы это могло быть?
- Наверно, выход темных пород на поверхность, - предположил
Хоскинс. - Мы можем посмотреть с вершины, вот с этого песчано-
го холма.
Они взобрались на красный гребень, скользя ногами по песку,
и оцепенели от удивления при виде неожиданного сходства пейза-
жа с земным.
Стратонавты стояли на гребне песчаного холма. Отсюда им бы-
ла видна пустыня на многие мили в сторону черного пятна. Но
они не смотрели туда. Их внимание было приковано к четырем фи-
гурам, которые двигались по песку невдалеке от них. Фигуры ос-
тановились и направились к земным людям.
Четыре фигуры были, несомненно, человекообразными существа-
ми. Но они не походили на земных людей. У них была красная ко-
жа, безволосый куполообразный череп, выпуклая грудная клетка и
ходулеобразные ноги. На них красовались сложные доспехи из
ремней, на груди у каждого висела блестящая металлическая
трубка.
Лица их были похожи на земные, несмотря на красный цвет ко-
жи и торжественно-безжизненное выражение. Но глаза - совсем не
земные. Эти глаза были выпуклыми, со множеством граней, как у
насекомых.
- Я брежу! - взвизгнул Хоскинс. - Это, наверно, от толчка!
Я вижу четырех красных жукоглазых людей. И они идут прямо к
нам!
- Я тоже вижу, - задохнулся Лестер. - Но они не могут быть
правдой...
Четверо жукоглазых марсиан молча остановились в нескольких
футах от путешественников. Потом один из марсиан заговорил.
- Алло, чужестранцы! - окликнул он пилотов на чистом анг-
лийском языке. - Возвращаетесь в город?
Хоскинс взглянул на Лестера, Лестер взглянул на Хоскинса.
Потом старший инженер тихо засмеялся:
- Это показывает, насколько легко при толчке появляются
различные иллюзии. Ущипните меня, Бретт!
Лестер протянул руку и щипнул. У инженера вырвался крик бо-
ли. Четверо красных жукоглазых марсиан смотрели на них нес-
колько удивленно.
- Что, собственно, с вами, ребята? - спросил тот, который
уже говорил. - С ума сошли или чтонибудь такое?..
- Значит, он существует и говорит по-английски,
- с трудом произнес Хоскинс. - Вы видите и слышите его, не
правда ли?
- Да-а... - лрожащим голосом отозвался Лестер.
- Я вижу и слышу, но все еще не верю.
- Разрешите, я представлюсь вам, ребята, - сказал первый из
марсиан. - Меня зовут Ард Барк. А вас?
Они смущенно назвали себя. Марсианин представил своих спут-
ников:
- А это мои друзья: Ок Вок, Зинг Зау и Му Ку.
- Как, черт возьми, вы ухитряетесь удерживать в памяти свои
имена? - спросил Лестер, говоря первое, что пришло ему в зак-
ружившийся мозг.
Красное лицо Ард Барка потемнело.
- Нам было нелегко с именами, я должен сознаться... Почему,
черт возьми, нас не назвали как-нибудь поудобней?
Ни Лестер, ни Хоскинс не смогли на это ответить. Ард Барк
любезно продолжал:
- Вы выглядите новенькими, ребята. Когда вы появились?
- Только... только что, - неуверенно ответил Лестер.
- Я так и думал, - заметил Ард Барк: - таких, как вы, я еще
не видел. Ну ладно, пойдемте в город.
Хоскинс и Лестер были озадачены. Значит, это и был город -
та расплывчатая темная масса на севере. С этого расстояния он
казался разнородной смесью фантастически переменчивых архетик-
турных форм со всевозможными видами башенок, куполов и минаре-
тов, выделявшихся на фоне медного неба.
Двое жителей Земли были так потрясены неожиданностями, сто
только через несколько минут сообразили, что идут с Ард Барком
и другими красными марсианами к далекому городу. Хоскинс шеп-
нул на ухо Лестеру:
- Это слишком много для нас: жукоглазые марсиане, потом го-
род...
- Вы не думаете, что мы разбились при посадке и что все это
что-нибудь вроде загробной жизни, - яростно спросил его Лес-
тер.
Хоскинс запыхтел:
- Не похоже на загробную жизнь. Кроме того, будь я мертвым,
мои нарывы не болели бы сейчас.
Один из марсиан, это мог быть Ок Вок или Му Ку, указал
вдаль. Прямо к ним мчалось чудовище, какое можно увидеть толь-
ко в кошмарном сне. Это было чешуйчатое зеленое существо вели-
чиною со слона, похожее на помесь дракона с крокодилом. Оно
бежало на десяти коротких ножках. Его огромные разинутые че-
люсти открывали ряд страшных белых зубов. Ард Барк выхватил
металлическую трубку, висевшую у него на поясе, и направил ее
на чудовище. Из трубки вырвался блестящий белый луч и ударил в
животное. Зеленое чудовище отпрянуло и умчалось.
- Что... что это такое? - дрожащим голосом спросил Хоскинс.
- Вульп, - проворчал Ард Барк, пряча металлическую трубку.
- Проклятые твари!
- А каким это лучом вы прогнали его? - спросил Лестер.
- Ну, это считается разрушающим лучом, - ответил Ард Барк.
- Собственно говоря, он ничего не разрушает. Это самый обыкно-
венный безвредный луч, вульпы от него удирают.
Лестер удивленно взглянул на него:
- Но если это считается разрушающим лучом, почему он не
действует?
Ард Барк фыркнул:
- Потому что парень, который его выдумал, ничего не понимал
в науке. Как может человек, ничего не понимающий в науке, при-
думать разрушающий луч?
Ок Вок подтверждающе кивнул:
- Это верно. Мы пользуемся ими как сигналами. Это все, на
что они годятся.
Лестер опять переглянулся с Хоскинсом. К этому времени они
уже подходили к городу, и Ард Барк указал на большой аэродром
на его окраине. Это был, очевидно, порт межпланетного сообще-
ния. На его гладком асфальте стояли сотни межпланетных кораб-
лей самых различных конструкций: одни были цилиндрическими,
другие стреловидные, торпедообразные или дискообразные. Вид у
них был очень внушительный, но Ард Барк насмешливо фыркнул.
- Вот вам еще пример, - сказал он. - Мы получили столько
межпланетных кораблей, но ни один из них не поднимется ни на
вершок, потому что господа, которые их выдумывали, были недос-
таточно учеными, чтобы заставить их работать... Ну, вот мы
вернулись в город. Вам куда теперь?
- Нам... Нам нужно осмотреться, - пробормотал Лестер.
Марсианская столица имела поистине поражающий вид. Она сос-
тояла из нескольких довольно больших голродов, стоявших бок о
бок, и все они были различного архитектурного стиля. В той
части, куда они вошли, стояли черные каменные здания, призе-
мистые и массивные, очень древнего вида. За нею Лестер мог за-
метить секцию из прекрасных прозрачных полусфер, окруженных
куполами. Рядом была секция блестящих шестиугольных хромиро-
ванных башен, дальше - секция высоких медных конусов, а еще
дальше - секция построек, похожих на вертикальные серебряные
цилиндры.
Еще удивительнее этого фантастического многообразия незна-
комых архитектур был разношерстный характер толпы на улицах. А
толпа здесь была большая. Но лишь часть ее состояла из красных
жукоглазых людей вроде Арда Барка и его товарищей. Остальные
принадлежали к другим видам, резко отличающимся друг от друга
формой, размером и цветом.
Ошеломленные глаза лестера различали марсиан, возвышающихся
над толпой на двадцать футов и шестируких; марсиан, похожих на
маленьких безруких комариков; марсиан четырехглазых, трехгла-
зых и марсиан совсем безглазых, но со щупальцами, вырастающими
из лица; синих, черных, желтых и фиолетовых марсиан, не говоря
уже о марсианах неопределенных оттенков: анилино-красного,
вишневого, бурого цвета и марсиан прозрачных.
Эта удивительная толпа носила самые разнообразные наряды,
от простого набора ремней, как у жукоглазых красных марсиан,
до шелковых одеяний, блестящих, как драгоценные камни. У мно-
гих были мечи или кинжалы, но большинство, повидимому, было
вооружено лучевыми трубками или ружьями.
Удивительнее всего было, что женщины, все без исключения,
были гораздо привлекательнее мужчин. Действительно, Лестер за-
метил, что любая марсианка, бурая, зеленая, синяя ил красная,
могла быть образцом земной красоты.
Хоскинс, разинув рот, смотрел кругом:
- Откуда все они явились?
Ард Барк поглядел на него:
- Что вы хотите сказать? Они появились так же, как и вы.
- Не понимаю, - пробормотал Хоскинс. - Ничего не понимаю!
Не хочу понимать. Мне одного хочется: вернуться на Землю!
Идемте, Лестер.
Он схватил Лестера за рукав. Но тут вмешался Ард Барк. Вы-
сокий красный жукоглазый человек смотрел на них с неожиданным
подозрением.
- Объяснитесь, - продребезжал Ард Барк. - Вы хотите ска-
зать, что вы двое не созданы здесь, как все остальные? Что вы
хотите вернуться на Землю?
- Ну да, - вскричал Лестер. Торопливо и гордо он объяснил:
- Мы были слишком поражены, чтобы сказать вам сразу. Но мы -
первые люди с Земли, посетившие эту планету.
- Люди с Земли? - вскричал Ард Барк. - Глаза его горели, а
голос поднялся до визга: - ЛЮДИ С ЗЕМЛИ!
Над пестрой, фантастической толпой, наполнявшей улицы, как
бы поднялась внезапная буря. Зеленые, красные, синие и желтые
марсиане столпились вокруг двух путешественников в неожиданно
яростном возбуждении.
- Вы уверены, вы совершенно уверены, что вы оба явились с
Земли? - спросил Ард Барк со страстным отчаянием.
- Конечно, - гордо ответил Лестер. Он наконец нашел возмож-
ность произнести несколько исторических слов: - Друзья с Мар-
са! - начал он. - При таком непредвиденном случае...
- Они с Земли! Держи их, ребята! - завопил Ок Вок.
И с оглушительным ревом вся толпа ринулась на Лестера и
Хоскинса.
Сбитые с ног, отбиваясь от множества рук, протянувшихся
схватить их, Лестер и его товарищ спаслиь от неминуемой гибели
только потому, что нападавших было слишком много. Они забарах-
тались, стараясь выбраться из толпы, и услышали громовой голос
Арда Барка, унимавшего толпу:
- Погодите, ребята! Не нужно убиватьсейчас же! Отведем их к
Суперам. Пусть Суперы придумают, как лучше казнить землян.
Лестера и Хоскинса грубо подняли на ноги. Они ужаснулись,
увидев зловещий блеск в глазах этой марсианской толпы.
- Не пробуйте удрать, вы оба! - резко прикрикнул на них Ард
Барк. - Вы сейчас отправитесь к Суперам. Они назначат вам са-
мую жестокую кару за ваши преступления.
- Какие преступления? - слабо запротестовал Хоскинс. - Что
мы вам сделали?
- Как будто вы не знаете! - яростно возразил Ард Барк. -
Это вы, грязные люди Земли, создали нас, и вы сами это знаете!
- Создали вас? - изумился Лестер. - О чем, во имя неба, вы
говорите?
- Тепреь я знаю, - заявил убедительно Хоскинс:
- мы лежим в ракете без сознания. Нарыв или не нарыв - это мне
только снится...
Их потащили сквозь враждебную, бешеную толпу марсиан всех
размеров, форм и оттенков. Руки, когти, щупальца и кинжалы
протягивались к ним со всех сторон. Ненависть к ним была, ка-
залось, всеобщей.
Ард Барк и его товарищи тащили землян все дальше, через ди-
ко сменявшиеся части удивительного города, пока не достигли
секции, состоявшей из огромных золотых пирамид. Там их втащили
в самую большую пирамиду, а толпа последовала за ними.
Внутри были огромные машины, сияющие радуги, целый хаос на-
учного оборудования. Между машинами двигались, производя опы-
ты, или сидели неподвижно, наблюдая, марсиане во много раз
уродливее всех тех, кого земляне до сих пор видели, - похожие
на осьминогов твари с огромными, неподвижными глазами. У каж-
дого было восемь пар шупальцев.
- Это и есть Суперы? - вскричал Лестер, отступая.
- Они самые! Это супер-ученые марсиане, - ответил Ард Барк.
- И вы это знаете. Ступайте. Вот Аган, верховный ученый.
Их подтолкнули к осьминогообразному существу, которое пос-
мотрело на них неподвижными глазами, а потом проговорило свис-
тящим голосом:
- Моя телепатическая сила сразу же подсказала мне, что это
жители Земли, высадившиеся на нашей планете. Одного зовут Лес-
тер, а другого - Холлинс...
- Хоскинс... - неуверенно поправил инженер.
Осьминогообразный Аган окинул его гневным взглядом:
- Все равно, похоже. В конце концов, даже телепатия может
ошибиться.
Лестер не сводил глаз с этого создания:
- Супер-ученые марсиане с телом, как у осьминогов... Как
раз как в том научно-фантастическом рассказе, который я читал...

Аган перебил своим кисло-писклявым голосом:
- Да. Этот-то рассказ и виноват в том, что я здесь...
Челюсть у Хоскинса отвисла.
- Вы хотите сказать, что вы, осьминогие люди, появились
здесь потому, что там, на Земле, был написан рассказ о марсиа-
нах-осьминогах? Что этот рассказ создал вас?
- Конечно, - огрызнулся осьминог. - Вас это удивляет?
Хоскинс дико засмеялся:
- О нет. Это нас нисколько не удивляет. Ничто в этом неве-
роятном мире не удивляет нас больше.
- Заткнитесь, Хоскинс! - приказал Лестер. Он серьезно обра-
тился к Агану:
- Объяснимся. Как, скажите во имя всего, рассказ, написан-
ный о марсианах-осьминогах, может создать марсиан-осьминогов
здесь, за сорок миллионов миль?
- Я вижу, вы много знаете о силе воли, - ответил Аган, лов-
ко почесывая свой луковицеобразный череп кончиком щупальца. -
Это сделал не только написанный о нас рассказ - это сделал тот
факт, что сотни тысяч людей читали этот рассказ и, читая, во-
ображали себе нас.
- Но я не вижу...
- Это очень просто, - нетерпеливо перебил осьминог. - Мыс-
ленные излучения - определенная физическая сила, столь же ма-
териальная, как и радиоволны, хотя и совершенно другого свойс-
тва. При достаточной массовости и интенсивности эти
высокочастотные мысленные волны могут сочетать свободные атомы
в новую форму. - Он поучительно помахал концом щупальца. -
Когда вы упорно думаете о каком-нибудь предмете, вы можете
мысленно увидеть его. Правда? Это потому, что излучения вашего
мозга на миг соединили свободные атомы в туманную и мгновенную
форму того, о чем вы думаете. Форма эта держится в мозгу толь-
ко мгновение, а потом исчезает.
Но когда многие тысячи людей представляют себе один и тот
же предмет, их соединенные мысленные излучения настолько силь-
ны, что могут сложить атомы в постоянную форму. Вот почему,
когда тысячи земных людей читают о людях-осьминогах и вообра-
жают их, то их мысленные излучения действуют на свободные ато-
мы этой планеты и сочетают их в живые существа, такие, какие
себе представляли эти читатели, - в нас.
Лестер попытался возразить:
- Но почему влияние соединенных мысленных излучений сказа-
лось не на Земле, где находятся все читатели, а именно на Мар-
се?
- Очень просто, - объяснил Аган. - Мысленные излучения сле-
дуют по определенным силовым линиям, вроде магнитных. Линии
мысленных сил идут от центра к периферии солнечной системы, от
Земли к Марсу, - так что все те странные и нелепые марсиане,
которых выдумывают писатели на Земле, автоматически воссозданы
из свободных атомов этой планеты.
Лестер взглянул на Ард Барка и на остальных разгневанных
жукоглазых людей:
- Значит, все эти различные марсианские расы...
- Все они выдуманы в рассказах земных авторов,
- ответил Агагн. - И каждый раз, когда рассказ прочтен и сотни
читателей вообразили себе его, описанные в нем марсиане возни-
кают здесь... Каждый автор, выдумывая своих марсиан, описывает
и их город. Каждый город отличается от других. Вот почему у
нас такой беспорядок, так много типов городов и различных ви-
дов марсиан.
- Так вот, значит, почему Марс так дьявольски переполнен
сейчас! - воскликнул гневно Ард Барк, сверкнув на Лестера и
Хоскинса своими выпуклыми глазами. - И все это по вашей вине,
люди с Земли! Не пиши вы столько дурацких рассказов, у нас ни-
когда не было бы такой кутерьмы... - Жукоглазый марсианин ука-
зал на гневную толпу позади себя. - Посмотрите на эту толпу,
на марсиан всех цветов, размеров и форм! Почему, черт возьми,
ваши земные писатели не могут удовольствоваться только одним
типом марсиан в своих рассказах? Тогда здесь все было бы в по-
рядке. Но нет, каждый проклятый писака должен выдумать еще бо-
лее дьявольский сорт марсиан! И на планете становится так тес-
но от всяких странных типов, что никогда не знаешь о
какой-нибудь новой твари: страшное ли это чудовище или только
новый сорт марсиан?
Ок Вок, стоявший рядом с Ард Барком, добавил и свое ярост-
ное обвинение:
- И почему, черт возьми, вы даете нам такие дурацкие имена?
Вот смотрите на меня. Ок Вок - как вам нравится такое имя? Оно
звучит, как предсмертная икота.
Лестер сделал слабую попытку защититься:
- Но писатели, когда закручивают все эти истории, и читате-
ли, когда читают их, никогда не воображают, что создают здесь
вас...
- То-то и плохо! Вы, кажется, там, на Земле, ничего не зна-
ете! - фыркнул Аган. - Возьмите нас, например. Мы описаны как
сверхученые марсиане с огромным мозгом и непревзойденными на-
учными познаниями. Но когда мы появились здесь, мы не смыслсли
в науках ни аза!
- Как так? - изумился Лестер. - Если автор описал вас как
обладающих большими научными познаниями...
- Ах! Но сам-то автор не понимал в науках ровно ничего, -
возразил Аган. - Он толком не мог сказать о наших научных воз-
можностях, потому что сам был таким крупным невеждой, какого
можно только себе представить!
Хоскинс оглядел зал с машинами и осьминогими эксперимента-
торами:
- Но вы, кажется, несколько смыслите в науках?
- Это только потому, - ответил Аган, - что у нас, к
счастью, большие мозги. Поэтому мы научились сами. Все наши
знания мы получили именно так. Ваш автор никогда не смог бы
дать их нам, так как я сомневаюсь, чтобы он знал разницу между
нейтроном и новой звездой.
- В том-то и дело, - мрачно согласился Ард Барк, - что они
ничего не смыслят в науках, так что все сверхнаучные штуки,
которые они выдумывают, не могут работать. Как разрушительные
лучи, которыми мы якобы обладаем: они и мухи не убьют! А ваши
чудесные межпланетные корабли? Они так непрактичны, что не ро-
дился еще человек, способный поднять их в воздух.
Лестера осветила внезапная догадка:
- Вы, наверно, на многих языках разговариваете? Аган сделал
утвердительный жест: - Да, нам известны языки всех земных
авторов,
пишущих романы и рассказы о Марсе. Эти языки мы знаем.
- Кроме шестиглазых людей, - вставил Ард Барк.
- Верно, - согласился осьминог и обратился к Лестеру: - Ка-
жется, на Земле был автор, которому захотелось быть реалистич-
ным. Вместо того, чтобы заставить своих марсиан, желтых и шес-
тиглазых, говорить по:английски, он заставил их лопотать
что-то вроде: "квампс умп гуху" и прочую чепуху. Так что все
эти желтые бедняги слоняются здесь, бормоча друг другу "квампс
умп гуху". Они сами не понимают, что это значит, да и никто не
знает.
Ард Барк сделал нетерпеливое движение:
- Это все ни к чему, Аган. Весь вопрос в том, что делать с
этими людьми с Земли. Как их казнить? Нужно придумать что-ни-
будь оригинальное и хорошее.
Зинг Зау, второй из жукоглазых, выдвинул предположение:
- Почему бы не отдать их десятиногим пурпурным людям? Эти
пурпурные парни - знатоки в пытках. Все их время уходит на
кошмарные выдумки, угрозы и злобные взгляды друг на друга.
Очевидно, автор был не в себе, когда придумывал их.
Лестер задрожал. Было безумием думать, что его убьют мар-
сиане, созданные мысленными силами. Но эти твари, несмотря на
свое странное происхождение, были такими же реальными, как и
он сам, и вполне могли сделать это.
- Зачем вам убивать нас! - закричал он. - В конце концов,
вы должны быть благодарны земным людям: не будь рассказов, и
вас не было бы здесь!
У Ард Барка вырвался гневный возглас:
- Но почему, черт возьми, вы делаете нас такими страшными
уродами? Зачем вам понадобилось давать нам эти жучьи глаза? Не
думаю, чтобы вам самим понравилось ходить с глазами, как у жу-
ков!
- Да, и вы бы не порадовались,б, имея восемь щупальцев
вместо приличных рук и ног, - с досадой добавил Аган. - Как вы
думаете, шутка ли ходить на щупальцах? Попробовали бы сами!..
- Да, а как насчет дьявольской погоды, которую вы делаете
здесь? - с упреком воскликнул Ок Вок.
- Погоды? - повторил Лестер в недоумении. - Боже мой! Неу-
жели вы хотите сказать, что и погода следует историям, которые
пишутся на Земле?
- Ну да! Мысленные силы легко сдвигают свободные атомы воз-
духа, - объяснил Аган. - Мы никогда не знаем, какой погоды
ожидать в данную минуту. Большинство ваших авторов описывает
климат Марса как довольно приличный: теплый и солнечный днем,
но слишком холодный ночью. Но вдруг кому-нибудь из них приспи-
чит держаться научной точности, и его рассказ делает Марс та-
ким холодным, каким он должен быть по словам астрономов. Тогда
мы чуть не умираем от холода.
- А каналы то появляются, то исчезают, то снова появляются.
Очень плохо... - прибавил Ард Барк.
- Значит, каналы есть? - вскричал Хоскинс.
- Иногда есть, иногда нет. Очевидно, в одних рассказах есть
каналы, а в других нет. То, что они появляются и исчезают,
прямо невыносимо!
Говоря о своих горестях, жукоглазый человек, казалось,
взвинтил себя до бешенства.
- Ну что же, Аган? - свирепо спросил он. - Отдать, что ли,
этих парней пурпурным людям?
Из толпы, наполнявшей здание, поднялся одобрительный гул.
Синие, зеленые и розовые марсиане замахали руками, ногами и
щупальцами в знак согласия.
- Погодите! - вскричал Лестер. - Давайте договоримся. Пред-
положим, мы вернемся на Землю и там объясним положение. Может
быть, нам удастся принять в рассказах один тип марсиан, один
тип погоды и так далее...
Его предложение было сразу же отвергнуто Ард Барком:
- Вам это никогда не удастся. Издатели требуют все новых
рассказов о Марсе, все новых марсиан и всяких чудищ! И так в
каждом рассказе!
Ок Вок с жаром накинулся на землян:
- Как жаль, что вы оба не из тех, кто пишет эти проклятые
рассказы! Хотел бы я добраться до того парня, который дал мне
мое имя! Я бы так ок-вокнул его!
Кто-то из толпы взвизгнул:
- Пурпурные идут!
Лестер и Хоскинс отшатнулись, увидев ужасную группу, вва-
лившуюся в зал с жадным фырканьем. Это были пурпурные существа
с десятью конечностями вдоль туловища, как у сороконожки, слу-
жившими им и руками и ногами. На конической голове у каждого
сверкал единственный глаз, похожий на блюдцу. Эти существа
размахивали металлическими ножами, скальпелями и щипцами,
имевшими зловещий вид.
- Давайте их, - прошипел предводитель пурпурных, устремляя
на Лестера и Хоскинса голодный взгляд. - Ребята, и помучаем же
мы их! Это первый случай показать, на что мы способны.
Лестер побледнел.
- За что вы хотите мучить нас? - вскричал он, обращаясь к
ужасному созданию.
Пурпурный предводитель пожал десятью плечами:
- Такая уж мы порода марсиан, дружок. Это не наша вина. Пи-
сака, который выдумал нас, описал нас как мастеров шикарно по-
мучить всякого земного мужчину или женщину, которые попадутся
нам в руки. - Помолчав, он спросил почти с надеждой: - А не
захватили ли вы какой-нибудь прекрасной белокурой профессорс-
кой дочки? Нет? Очнь жаль. Мы могди бы продемонстрировать кое-
какие любительские пытки на прекрасной блондинке...
Пурпурные создания кинулись на Лестера и Хоскинса.
- Это неправда! - закричал Хоскинс. - Я вам говорю: это нам
снится!
Но пять пар схвативших его рук не были сном. Землян уже та-
щили к шумевшей толпе...
- Погодите минутку! - раздался позади них визгливый голос
Агана.
Осьминогий марсианский сверхученый поднимался со своего си-
денья. Наступила жуткая минута ожидания, пока он распутывал
три своих щупальца, спутавшихся в клубок.
- Проклятые щупальца, вечно подводят меня! - с досадой вор-
чал он.
Шатаясь, он подполз на своих странных конечностях к пурпур-
ным людям, державшим Лестера и Хоскинса.
- У меня есть идея относительно этих землян, - сказал он. -
Мы можем использовать их, чтобы прекратить земные излучения
раз и навсегда.
Все марсианские лица в толпе повернулись к Агану.
- Что же это за идея? - спросил Ард Барк.
Писклявый голос Агана стал еще громче:
- Как вы, конечно, помните, гипповидный стазис нейронной
сети головного мозга можно прочесть экстра-электромагнитным
лучом, который...
- Хватит! - нетерпеливо перебил Ард Барк. - Что это значит:
"Как вы, конечно, помните"? Как мы это можем помнить, когда мы
этого совсем не знаем? Вы же знаете, что мы не знаем!
- Вы бы могли дать мне случай объяснить мою идею научно! -
обиделся Аган. - Во всяком случае, суть вот в чем: мы, Суперы,
можем читать в мозгу человека, ввергнутого в гипнотическое
состояние, и изучить, таким образом все, что этот человек зна-
ет. Изучим содержимое мозгов этих субъектов. Они, очевидно,
ученые с большими познаниями. Мы можем получить из их мозга
такие сведения о Земле, которых не могли бы добиться никаким
другим путем.
- А на что это нам? - грубо спросил Ард Барк.
- В этом и заключается моя идея, - ответил Аган. - Если мы
будем знать о Земле больше, чем сейчас, то сможем помтроить
машину, которая остановила бы поток мысленных силовых волн с
Земли к Марсу.
Наступило молчание. Толпа обдумывала. Пурпурный человек,
державший Лестера, отважился прошипеть:
- А потом мы сможем начать мучить их?
Лестер решил использовать последний шанс.
- Мы не позволим вам! - громко сказал он Агану.
- Мы будем противиться гипнозу и помешаем вам, если вы не пок-
лянетесь освободить нас и дать возможность вернуться на Землю.
Из пестрой марсианской толпы поднялся протестующий гул:
- Не отпускайте их! Это для нас единственный случай отомс-
тить землянам за все!
Но Аган спокойно возразил:
- А что, если отпустить их? Разве это не лучше, чем посто-
янно страдать от земных авторов и их рассказов? Разве нам нуж-
ны новые марсиане разного вида? Разве вы хотите, чтобы погода
вечно менялась, как сейчас? Это для нас случай прекратить все
неприятности раз и навсегда.
Его доводы убедили всех. Неохотно, но марсиане согласились,
хотя пурпурные отчаянно настаивали на пытках.
- Соглашайтесь, и мы позволим вам вернуться к вашей ракете,
- обратился Аган к Лестеру и Хоскинсу. - Вам нужно только вой-
ти вот в этот аппарат и настроить мозг на подчинение.
- Пойдемте, Хоскинс, - прошептал Лестер. - Это наш единс-
твенный шанс выбраться с сумасшедшей планеты.
Они осторожно вошли в машину. Из большой линзы на них свер-
ху полился голубой свет. Лестер почувствовал, что его мозг
затмевается под влиянием какой-то силы. Он потерял сознание.
Очнувшись, он увидел Хоскинса и себя все еще в машине. Но
поток света был выключен. Аган и другие осьминогие сверхученые
потрясали пачкой тонких металлических листков, покрытых какими
-то значками.
- Мы получили! Опыт блестяще удался! - возбужденно кричал
Аган.
- Вы получили достаточно сведений о Земле, чтобы остановить
поток силовых линий с Земли на Марс? - спросил Хоскинс.
Огромные глаза Агана торжествующе сверкнули:
- Я могу сделать и больше того!..
- Мы можем идти? - настойчиво спросил Лестер. - Вы обещали.
- Да, можете идти к ракете и возвращаться на свою Землю, -
буркнул Аган.
А Ард Барк прибавил кисло:
- И не являйтесь больше на Марс, если желаете себе добра...
Десятиногий пурпурнокожий предводитель сделал последнее от-
чаянное усилие:
- Вы все-таки даете им уйти без всяких пыток, - жалобно
пропищал он. В единственном его глазу стояли слезы. - Как же
нам быть? Кого же помучить?
- Он прав, нельзя упускать единственный случай отомстить
землянам! - гневно воскликнул Ок Вок.
- Мы дали обещание и должны сдержать его! - твердо заявил
Аган, и глаза его сверкнули. - Не бойтесь, теперь иы отомстим
землянам сполна.
Толпа расступилась, образуя проход. Ард Барк указал на него
Лестеру и Хоскинсу:
- Ступайте, пока можно!
Оба жителя Земли прошли, спотыкаясь, сквозь толпу, поминут-
но ожидая, что их схватят. Потом они бешено помчались сквозь
странные, разнообразные секции фантастического города. Они не
замедлил бега даже в красной пустыне и очнулись только тогда,
когда достигли металлического корпуса ракеты, вкатились внутрь
и захлопнули за собой тяжелуб металлическую дверь.
- Ради самого бога, удерем поскорей! - произнес задыхаясь
Хоскинс, включая циклотроны. - Я уже не ожидал, что они выпус-
тят нас.
- Я тоже, - подтвердил Лестер, нахмурившись. - Я и сейчас
не чувствую себя в безопасности. У Агана был странно торжест-
вующий тон, который мне не понравился, когда он говорил о мес-
ти людям Земли.
Эти слова прервали выхлопы хвостовых дюз. Аппарат устремил-
ся ввысь. Глубоко вдавив людей в пружинные кресла, он с ревом
взвился в медное небо и помчался в свободном пространстве.
Лишь через две недели, когда ракета уже приближалась к Земле,
оба путешественника несколько опомнились от потрясения, выз-
ванного их поразителбным приключением.
- Нам никогда не поверят, - упорно повторял Хоскинс, - если
мы попробуем рассказать, что мысленные силы тысяч читателей
создали на Марсе жукоглазых людей и других чудовищ. Нас высме-
ют.
- Пожалуй, вы правы, - мрачно согласился Лестер. - Лучше
помалкивать.
Ракета спускалась над Нью-Йорком. Хоскинс хотел сесть в
Парк-Сентраль, чтобы поразить столицу своим драматическим
возвращением.
Но когда снаряд приземлился наконец в парке, его не при-
ветствовал ни один человек. Ожидаемой восторженной толпы не
было. Парк был пуст. Межпланетные путешественники вышли на лу-
жайку и изумленно уставились на соседнюю улицу - Пятую Авеню.
По улице катился дикий, возбужденный гул. Толпы горожан бе-
жали в настоящей панике. И Хоскинс и Лестер разинули рты, уви-
дев, от кого бежала пораженная ужасом толпа. Это была кучка
людей. Они во многом походили на обычных людей Земли, но с че-
тырьмя руками и огромными выпуклыми глазами, как у насекомых!
Лестер остановил одного из бегущих и указал на странные фи-
гуры.
- Откуда, объясните во имя неба, взялись вот эти? - спросил
он в ужасе.
Беглец дико покачал головой:
- Никто не знает... Эти твари и другие такие же чудовища
появились по всему свету за последнюю неделю. Мы не знаем как
и не знаем, кто они...
Лестер побледнел и схватил Хоскинса за плечо:
- Боже мой, так вот что значили слова Агана о близкой мести
людям Земли! Те сведения, которые они получили от нас, позво-
лили им не только остановить поток мысленных силовых волн с
Земли на Марс, но и обратить его вспять, заставив течь с Марса
на Землю!
Хоскинс окаменел от ужаса:
- Значит, эти твари созданы в отместку?
- Марсианами, да! - вскричал Лестер. - Вот их месть. Они
там, вверху, черти, пишут теперь рассказы о жукоглазых и четы-
рехруких жителях Земли!!!